Газета Благовест   №1 (210) / Интервью



 
« Пред.материал | След.материал »

[28.02.2014]

Священник Андрей Машанов: «Храм сначала должен быть вымолен на Небе...»

Среди торговых и развлекательных комплексов на Второй речке Владивостока стоит маленький храм в честь святых Новомучеников и исповедников Церкви Русской. Его золотой купол в окружении бурного моря рекламы мимолётных хотелок века сего — как надёжная пристань.

феврале этот храм, расположенный в районе Второй Речки, отметил свой престольный праздник. В небольшом помещении храма было многолюдно, так что весь храм был заполнен. Божественную литургию совершил митрополит Владивостокский и Приморский Вениамин. Первый вопрос настоятелю храма, священнику Андрею Машанову об этом:

— Батюшка, почему храм решили построить именно здесь?

— Храм в честь Новомучеников и исповедников Церкви Русской находится на историческом месте, где несколько десятилетий находился ВладЛАГ. Поэтому главная святыня храма — земля, на которой его возвели, земля, политая слезами и кровью жертв политических репрессий.

— Расскажите, как строился храм, всё ли построили, что планировали?

— Храм — лучший способ почтить память тех, кто пострадал, тех, кто окончил свою жизнь в этом страшном месте. В Приморской митрополии больше нет храмов в честь Новомучеников, наш — единственный.

В июне 2009 года тогда архиепископ, а ныне митрополит Владивостокский и Приморский Вениамин благословил строительство мемориального храмового комплекса с главным храмом в честь иконы Божией Матери «Всех скорбящих радость» и крестильного храма в честь Новомучеников и исповедников Церкви Русской. На территории мемориального комплекса будет воздвигнут монумент в память о наших согражданах, подвергшихся репрессиям.

В июле 2010 года был заложен фундамент крестильного храма, а 12 ноября 2011 года храм был освящён. С тех пор в нашем храме богослужения совершаются регулярно: по субботам и воскресеньям и в дни двунадесятых праздников.

— Храм построен на пожертвования, а не на средства городских властей?

— Да. Этот храм строился на средства наших прихожан и благотворителей. Было очень много препятствий и трудностей. Рассказывать об этом можно долго. Преподобный Исаак Сирин говорил: «Не надейся на свои силы, и помощь Божия будет соприсутствовать тебе». Наш храм тому подтверждение.

Традиция строить храмы из недорогих строительных материалов за короткий период времени появилась на Руси уже давно. Назывались такие храмы обыденными, то есть «об один день», и именно с таких храмов началось существование многих, ныне великих, соборов. И мы изначально хотели построить временный храм из сэндвич-панелей, чтобы на этом месте совершалась литургия, а после этого приступить к строительству основного храма. Кто-то из святых отцов говорил, что храм сначала должен быть построен на Небе, то есть вымолен, и тогда он будет спущен на землю, то есть построен на земле.

Пока застывала монолитная плита под фундамент, Господь управил, и наш благодетель Димитрий уже купил пенобетонные блоки и нанял рабочих. А из сэндвич-панелей были построены трапезная и иконная лавка (правда, в иконной лавке пока работать некому). За год построили храм.

— А второй храм комплекса уже строится?

— 6 ноября 2011 года, в праздник иконы Божией Матери «Всех скорбящих Радость», епископ Уссурийский Иннокентий, викарий Владивостокской епархии, совершил чин освящения места под строительство основного храма в честь иконы Божией Матери «Всех скорбящих Радость» в память за Христа пострадавших и всех убиенных в годы репрессий. На месте будущего строительства был установлен кованый крест.

Нам подарили проект храма, который уже построен в Саратовской епархии в честь святого равноапостольного князя Владимира. Сейчас собираем деньги для привязки проекта к местности. Выяснилось, что здесь очень илистая земля, и для храма придётся вбивать бетонные сваи на глубину более 20 метров. Теперь думаем, а не построить ли лёгкий деревянный храм на монолитной плите. Господь управит.

— А сейчас какие-нибудь работы ведутся?

— Осенью оградили территорию комплекса забором, который построили на средства нашей прихожанки, продавшей дачу. Как-то пришли несколько человек из тех, кто ворует канализационные люки, и попытались унести кованый крест, установленный на месте будущего строительства, прихожане заметили и отстояли.

Два года привозили воду. Осенью пробурили скважину.

— Кроме Вас в храме служит ещё священник?

— Нет, я один. И служба у нас только по воскресным дням и большим праздникам. Это меня удручает, хотелось бы, чтобы в нашем храме молитва была ежедневно. Священников не хватает, и я служу ещё и в Никольском соборе.

Этот собор, можно сказать, моя духовная колыбель. Когда мне было 11 лет, я понял, что Бог есть и что мне надо креститься. Священник, к которому обратились мы с мамой, предложил мне перед крещением поучиться в воскресной школе, единственной во Владивостоке, при епархиальном управлении. Через полгода занятий перед экзаменом иеромонах Сергий (ныне викарий Патриарха Московского и всея Руси, епископ Солнечногорский) узнал, что я единственный из учеников не крещён. После экзамена он пригласил меня в Никольский собор и совершил Таинство крещения. После 9 класса мне предложили служить иподияконом при владыке Вениамине, тогда епископе («иподиакон» — церковнослужитель в православной церкви, служащий главным образом при архиерее во время его священнодействий). Можно сказать, что владыка меня и воспитывал, в первую очередь своим примером, своей жизнью. Через некоторое время я стал старшим иподияконом, много позже он рукоположил меня во диакона, а позже и в священство. Очень много приходилось ездить с владыкой и по приходам, и в Москву, и в Киев. Я до сих пор очень люблю торжественность архиерейской службы и скучаю по тем временам, когда постоянно был при владыке, учился у него.

Учился во Владивостокском духовном училище, надеюсь, что, когда в епархии откроют семинарию, — закончу и её.

— Когда пришло решение стать священником?

— С детства мечтал именно об этом поприще. Когда закончил училище, всё ещё иподиаконствовал. Однажды, выходя из алтаря после службы, обратил внимание на девушку в уголке. Стал замечать, что она очень часто бывает в храме. Познакомились, поженились. Теперь матушка Екатерина — моя помощница. У нас четверо деток — две дочери и два сына. В 2002 году на Рождество Богородицы в Рождество-Богородицком монастыре в Линевичах владыка Вениамин рукоположил меня во диаконы. Через два года я принял священство. До сих пор помогаю владыке, сослужу ему, когда есть возможность. И до сих пор не оставляю свою духовную колыбель — Никольский собор, в свою череду служу там в будние дни.

— А что планируете в ближайшем будущем?

— В ближайшем будущем планируем сделать информационный стенд, где расскажем об истории этого места, о ВладЛАГе. Сбором информации занимается наша прихожанка. Кстати, пользуясь случаем, прошу откликнуться всех, кто что-нибудь знает об узниках ВладЛАГа — память надо сберечь. Когда соберём достаточно материала, планируем проводить экскурсии.

Очень нужна воскресная школа для детей. Для неё нужно построить хотя бы временное помещение.

Детям нужна игровая площадка. А пока зимой заливали для ребятишек каток и соорудили ледяную горку.

Обо всём можно узнать на сайте храма http://novomuchenik.cerkov.ru/ Сейчас наш сайт открывается информацией о том, чем обычный человек может помочь нашему храму.

Планов много, но Господь не даёт пока всё и сразу. Потихонечку двигаемся, строимся. Община увеличилась более чем вдвое, на литургии собирается до пятидесяти человек. Самое главное — укрепить общину, создать настоящую семью единомышленников. Хочется, чтобы приход стал родным для каждого, чтобы каждый участвовал в жизни Церкви, в жизни прихода.

  Тамара Ступина  

« Пред.материал | След.материал »

Версия для печати ++
Текущий раздел газеты "Благовест" >>
Текущий номер газеты "Благовест" >>
На главную страницу сайта Владивостокской епархии >>
 
  • "Приморский Благовест". Все номера >>
     
    "Приморский Благовест"
    Статьи из раздела "Интервью"

     













    На главную >>